ГЕРОИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА - УРОЖЕНЦЫ МОЛОКОВСКОГО РАЙОНА

Герой-бомбардировщиик

Иван Филиппович Балашов

Генеральское звание было присвоено лётчику Ивану Балашову в августе 1944 года, когда он командовал 11-й гвардейской бомбардировочной авиационной Орловско-Берлинской Краснознаменной дивизией Авиации дальнего действия — одним из самых элитных соединений советских Военно-воздушных сил. Этому предшествовал долгий путь на земле и в небе.

Иван Филиппович Балашов родился 23 января 1907 года в деревне Рамешки Молоковского района. Места дивные: поодаль струится в излучистых песчаных берегах обильная рыбой речка Могоча, берёзовые перелески и поля перемежаются сосновыми борами. У соседней деревни Лазарьково стоит загадочная земляная крепость — древнее городище, а на противоположном,  правом, берегу Могочи в деревне Борис-Глеб прямо между домами высятся огромные курганы — новгородские сопки. Сколько легенд слышал мальчишка об этих древностях, какие сражения с участием богатырей и героев разыгрывались в его воображении! Но не предполагал босоногий крестьянский сын, что сам станет Героем страны, генералом и будет водить армады воздушных кораблей на штурм ощетинившихся жерлами пушек и пышущих огнём вражеских крепостей, несравненно более могучих, чем древние земляные городки на берегах Могочи.

Он уже был подростком, когда семья переехала из родных мест в село Красное-на-Волге, что стоит на правом волжском берегу ниже Рыбинска. Иван успешно окончил известную в Рыбинске 9-летнюю школу имени А.В. Луначарского и уехал в Ленинград поступать в мореходку. Но вместо этого оказался в Военно-теоретической школе лётчиков. После завершения учёбы в ней сомнений не было: только авиация, но желательно всё-таки морская. Иван Балашов поступил в основанную ещё до революции Севастопольскую военную школу морских лётчиков, окончил её в 1930 году и был оставлен там лётчиком-инструктором. Обозревая жизнь нашего земляка, обращаешь внимание на то, что всюду он был первым или в числе первых, даже если тот или иной период его военной службы был довольно кратким. Это результат и природных способностей, и того, что он всюду выкладывался максимально, не жалея себя.

В  1933 году Иван Филиппович продолжил лётную службу командиром 91-й авиаэскадрильи в подмосковном Монине Ещё семью годами ранее здесь начали строить аэродром для тяжёлых самолётов и формировать первую в нашей авиации тяжелобомбардировочную бригаду, в состав которой и вошла эскадрилья Балашова. В 1937 году Иван Филиппович прошёл переподготовку с тяжелого бомбардировщика ТБ-3 на новый ДБ-3, несколько раз участвовал в воздушных парадах в Москве. И сейчас на аэродроме в Монине проводятся крупные авиашоу, а в самом посёлке располагаются Военно-воздушная академия имени Ю.А. Гагарина и Центральный музей Военно-воздушных сил России.

Директивой Генерального штаба РККА от 19 августа 1938 года в городе Иванове был сформирован 6-й дальнебомбардировочный авиаполк, а Иван Балашов получил через несколько месяцев назначение на должность помощника командира этой части. Авиаполк стал заметной, авторитетной фигурой в жизни рабочего города, Балашова даже избрали депутатом горсовета.

Но в конце 1939 года началась война с Финляндией, и полк ещё до её начала перебросили на аэродром Кричевицы под Новгород. Дальние бомбардировщики легко преодолевали расстояние до линии фронта на Карельском перешейке, а вот непосредственно в боях уже приходилось очень тяжело. 6-й авиаполк участвовал в боевых действиях с первых дней войны. Зенитный огонь врага и схватки в воздухе порою были смертельны. Только за один день 25 декабря погибли три экипажа. Наши лётчики бомбили не только глубокие тылы противника, но и военные аэродромы, переправы, железнодорожные узлы, укрепления: Выборг, Тампере, Куопио, Сортавалу. 16 января 1940 года майор Балашов был награждён орденом Красного Знамени.

В начальный период стратегического наступления, с 13 по 19 февраля, тесно взаимодействуя с наступающей пехотой, танками и артиллерией, авиация нанесла ряд сильных ударов по противнику, способствуя прорыву «линии Маннергейма». В один из этих дней 6-му авиаполку дали задание вылететь на бомбардировку железнодорожной станции и военных объектов города Кексгольма. Командир полка, ветеран боёв в Испании полковник Георгий Тупиков вызвал своего помощника майора Балашова и, обратив его особое внимание на сплошную облачность и ветер с позёмкой, отдал боевой приказ. Наш земляк поднял в воздух 27 бомбардировщиков, которые взяли курс на цель. Над Финским заливом погода ещё более ухудшилась, горизонтальная видимость упала до 300 метров. Тем не менее, строго следуя за ведущим, все экипажи дошли до района бомбометания, набрали высоту, уходя от плотного зенитного огня, и сбросили смертельный груз. Так же организованно и без потерь они вернулись на аэродром под Новгородом и только там узнали о том, что помешала увидеть облачность: бомбометание оказалось точным и результативным, и командующий военно-воздушными силами Северо-Западного фронта комкор Евгений Птухин объявил благодарность пилотам и техническому составу группы.

С помощью авиации войска Северо-Западного фронта развернули бои за Выборг. 12 марта состоялось утверждение условий мирного договора, а на следующий день военные действия были прекращены. С декабря 1939 по февраль 1940 года майор Иван Филиппович Балашов совершил 13 результативных боевых вылетов, и 7 апреля 1940 года за образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство ему было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 318).

Уже в марте он был назначен командиром 100-го дальнебомбардировочного авиаполка, формировавшегося в Курске на базе его родного 6-го дальнебомбардировочного. Его полк участвовал в Великой Отечественной войне с первых дней, и под командованием подполковника Балашова лётчики громили фашистов грозным летом 1941-го под Витебском, Белой Церковью, Смоленском и Брянском. В конце августа бомбардировщики ДБ-3, гружёные тремя сотнями ампул с зажигательной смесью «КС», нанесли удар по вражеской колонне юго-западнее Брянска, сорвав попытку прорваться в тыл наших войск. Это была последняя боевая операция полка, после которой он был переформирован, а И.Ф. Балашова отправили на курсы усовершенствования при Военной академии штурманского и командного состава ВВС.

В марте 1942 года он стал командиром только что сформированного 818-го дальнебомбардировочного авиационного полка Южного фронта. Самолёты его части в составе 271-й ночной бомбардировочной авиадивизии бомбили военные объекты врага в Донбассе и на подступах к Сталинграду.

В сентябре 1942 года Балашов принял после гибели подполковника Николая Микрюкова командование 2-м гвардейским бомбардировочным авиаполком Авиации дальнего действия, только что преобразованным за заслуги в гвардейский из 748-го авиаполка. Полк базировался под Москвой, а на боевые задания летал под Ленинград. Журнал боевых действий зафиксировал ночной налёт 55 наших бомбардировщиков «Ил-4», которых вёл сам командир полка, на скопление вражеских эшелонов. Несколько часов на станции бушевал огонь, уничтожая цистерны с горючим, вагоны, платформы с танками, орудиями и автомашинами. В ликвидации группировки Паулюса под Сталинградом, прорыве блокады Ленинграда, разгроме фашистов на Курской дуге есть заслуги этой прославленной авиачасти. В сентябре 1943 году за отличия в боях при освобождении Смоленска полку было присвоено почетное наименование «Смоленский».

В конце 1943 года полковника И.Ф. Балашова назначают командиром 11-й гвардейской бомбардировочной авиадивизии Авиации дальнего действия, в которую входил и полк, которым он до этого командовал. Именно эта дивизия в ночь на 11 августа 1941 года (!) бомбила Берлин по специальному приказу Сталина. Правда, до цели дошли лишь семь самолётов из нескольких десятков, но результаты всё равно были признаны положительными. При этом командир дивизии, один из первых Героев Советского Союза Михаил Водопьянов был снят с должности. Но это было давно, а в канун 1944 года дивизия под командованием полковника Ивана Балашова массированным налётом уничтожила фашистский аэродром в Пскове, где было сосредоточено более 200 бомбардировщиков. Ещё почти полтора года боевых действий принесли победы в небе Прибалтики и Польши, Венгрии и Германии.

После войны генерал-майор авиации Балашов окончил Военную академию Генерального штаба, командовал гвардейским бомбардировочным корпусом, но в 1954 году 47-летнего генерала отправили в запас в связи с сокращением советских ВВС. Он не мог оставаться без дела и, живя в Ленинграде, вёл большую патриотическую и общественную работу. Умер 5 января 1984 года. Имя Героя высечено на памятнике, установленном на Аллее Славы в Рыбинске.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Дивизион отразил восемь танковых атак

Иван Егорович Козлов

В старинном селе Деледине и его ближней округе во все эпохи рождались и жили очень нестандартные люди, которых, независимо от их социального статуса, принято называть самородками. Назовём хотя бы выдающегося археолога и историка-слависта, директора Государственного Эрмитажа Михаила Илларионовича Артамонова и начальника Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского генерал-лейтенанта Александра Ивановича Тодорского.

Деледино входило в состав имения Ивана Матвеевича Олсуфьева — тверского губернского предводителя дворянства, шурина знаменитого уральского промышленника Демидова и дяди двух генералов Олсуфьевых, героев Отечественной войны 1812 года. Восстанавливаемый ныне грандиозный Спасский храм в Деледине построен по проекту не кого-нибудь, а главного архитектора эпохи Екатерины Великой, основателя архитектурного классицизма в России Ивана Егоровича Старова.

А вот другой Иван Егорович — Козлов — прославил родное Деледино уже в XX столетии. Он родился здесь 18 октября 1913 года, окончил семь классов местной школы и проторенной несколькими поколениями делединцев железной дорогой Красный Холм — Ленинград уехал в нашу северную столицу. Там юноша окончил  школу фабрично-заводского ученичества при знаменитом заводе «Электросила» и стал работать на нём кузнецом. После срочной службы в Красной Армии Иван Козлов окончил Ленинградское артиллерийское училище.

В боях Великой Отечественной войны он принял участие с 1942 года, сражался на Крымском, Закавказском и Воронежском фронтах.

Его 30-я стрелковая дивизия была сформирована под командованием полковника Михаила Савченко в Россоши 22 марта 1943 года на базе 16-й и 119-й стрелковых бригад, в составе 47-й армии принимала участие в Курской битве с первых её дней, отражая мощные атаки фашистских войск, а затем перешла в контрнаступление в направлении Тростянца, Зенькова и Золотоноши.

Заключительная операция Курской битвы, известная как Белгородско-Харьковская наступательная операция («Полководец Румянцев»)  проводилась с 3 августа 1943 года с целью нанесения поражения Белгородско-Харьковской группировке вермахта, освобождения Харьковского промышленного района и создания предпосылок для окончательного освобождения Левобережной Украины. К концу июля противник был вынужден ослабить эту группировку, перебросив часть танковых дивизий на юг, в Донбасс, а часть — на северный фас Курской дуги, где успешно развивалась наша наступательная операция «Кутузов». Координация действий в Белгородско-Харьковской операции поручалась маршалу Александру Василевскому.

Система последовательных ударов Красной Армии заставляла противника вынужденно перебрасывать резервы с одного участка на другой, распылять силы. Наша Ставка Верховного главнокомандования приняла решение проводить операцию на сокрушение, поскольку операция на окружение требовала большего времени на проведение, что позволило бы противнику создать деблокирующую группу и навязать тяжёлые бои на внешнем фронте.

В результате, несмотря на ограниченность масштабов и скоротечность, Белгородско-Харьковская операция получилась очень динамичной и насыщенной. В течение десятидневной паузы после боёв под Курском наши войска пополнились личным составом, боевой техникой, боекомплектом, продовольствием и горючим.

Первый удар по врагу наносился на Богодухов и Валки (Харьковская область), а второй — на Ахтырку (Сумская область), чтобы изолировать Харьков от резервов противника, а затем освободить его. 3 августа Красная Армия начала наступление, и уже через два дня освободила Белгород. Вечером в Москве в честь этого события прогремел первый праздничный салют. 13 августа удалось прорвать внешний оборонительный обвод Харькова, 23 августа город был освобождён, и Москва салютовала этой новой победе наших войск.

Сложнее складывалась ситуация севернее Ахтырки, где в числе других наших соединений наступала 30-я стрелковая дивизия, а в её составе — артиллерийский дивизион нашего земляка капитана Ивана Козлова. 18 августа немцы после артподготовки прорвали нашу оборону, и их контрнаступление удалось остановить только вводом в сражение двух танковых корпусов, атаковавших врага во фланг и в тыл. Наступление Воронежского фронта замедлилось, и лишь 21—25 августа Ахтырскую группировку противника удалось разгромить.

Участвуя в Белгородско-Харьковской стратегической операции, 30-я стрелковая дивизия вышла 27 августа в район села Карпиловка Ахтырского района Сумской области, создав угрозу окружения вражеской группировки.

В боях под Карпиловкой отличились воины дивизиона 59-го артиллерийского полка под командованием капитана Ивана Козлова. Его орудия были расположены на огневых позициях, прикрывавших подступы к селу, и гитлеровцы стремились во что бы то ни стало устранить возникшую на их пути преграду. На небольшом участке они сосредоточили крупные силы пехоты и танков и, прорвав наши боевые порядки, вышли непосредственно к огневым позициям дивизиона Козлова. Тридцать танков и до батальона пехоты с ходу атаковали наших артиллеристов. От миномётного и танкового огня среди личного состава батарей появились убитые и раненые.

Но капитан Козлов умело руководил боем. Его артиллеристы подпустили противника на близкое расстояние и открыли по нему прицельный огонь. Первыми же выстрелами удалось подбить шесть танков. Фашисты, не ожидая встретить столь упорное сопротивление, отошли на исходные позиции.

В образовавшуюся передышку артиллеристы оказали помощь раненым, проверили готовность орудий и приготовили необходимые боеприпасы к отражению следующей атаки. Она началась после мощного артиллерийского обстрела противником позиций нашего дивизиона. Опыт командира, умелый выбор им местности для расположения орудий позволил избежать больших потерь личного состава и боевой техники. Вражеские танки, как и в первый раз, встретили огнём орудий прямой наводкой с близкого расстояния. Капитан Иван Козлов находился в наиболее опасных местах и, невзирая на смертельную опасность, лично руководил огнём батарей. Как тут не вспомнить слова генерала Кутайсова, обращённые к русским пушкарям на Бородинском поле: «Подтвердить от меня во всех ротах, чтобы они с позиции не снимались, пока неприятель не сядет верхом на пушки. Артиллерия должна жертвовать собой... Последний картечный выстрел выпустить в упор...»

В течение дня дивизион Ивана Козлова отразил восемь вражеских контратак, разгромил до полка гитлеровской пехоты и сжёг двенадцать танков. Смелые и решительные действия командира и его артиллеристов способствовали успешному продвижению стрелковых частей 30-й стрелковой дивизии на запад — к Днепру.

В дальнейшем в ходе Киевской операции дивизия 28 сентября 1943 года в составе 1-го Украинского фронта форсировала Днепр в районе города Канева и приняла участие в освобождении Киева и Житомира. Когда Житомир был вновь оставлен, 30-я стрелковая дивизия 31 декабря приняла участие в его окончательном освобождении.

24 декабря 1943 года за подвиг в Белгородско-Харьковской наступательной операции капитану Ивану Егоровичу Козлову было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 2346). Вместе с ним этого высокого звания были удостоены воины его дивизиона — наводчик орудия, рядовой Василий Жуков и командир орудия, сержант Николай Фонов.

В Проскуровско-Черновицкой операции артиллерийский дивизион Ивана Козлова вёл бои у города Каменец-Подольского, а в марте 1944 года принял участие в освобождении Староконстантинова, Бучача и Орынина.

В ходе Львовско-Сандомирской операции 30-я стрелковая дивизия освобождала 21 июля 1944 года город Монастыриск, а 5 августа — город Стрый. Затем она приняла участие в Восточно-Карпатской и Западно-Карпатской операциях и в ходе второй из них вышла к Моравско-Остравскому укреплённому району.

8 мая 1945 года 30-я стрелковая Киевско-Житомирская Краснознамённая дивизия приняла участие в освобождении чешского города Оломоуца, а на следующий день закончила войну в Праге. На всех этих трудных дорогах Центральной Европы в её составе храбро сражался артиллерийский дивизион Героя Советского Союза капитана Ивана Егоровича Козлова.

В послевоенное время наш земляк продолжил военную службу, окончил Курсы усовершенствования офицерского состава, а в 1959 году в звании подполковника вышел в запас по состоянию здоровья. Он вернулся в Ленинград и продолжил прерванную двадцать лет назад работу на заводе «Электросила». Иван Егорович умер 8 июля 1989 года. На Молоковской земле бережно относятся к его памяти, в экспозиции районного краеведческого музея имени Маршала Советского Союза Н.В. Огаркова музея имеются материалы, посвящённые герою-артиллеристу.

В.М. Воробьев, историк, краевед

На плацдарме у села Крещатик

Михаил Семёнович Корнилов

В составе советских войск на фронтах Великой Отечественной войны сражались несколько сотен стрелковых дивизий. Семь из них были удостоены наибольшего числа наград: пяти орденов и почётного наименования. Среди них — 254-я Черкасская Краснознамённая орденов Ленина, Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого стрелковая дивизия. Одним из 59 Героев Советского Союза, воевавших в ней, был наш земляк, наводчик орудия 936-го стрелкового полка сержант Михаил Семёнович Корнилов.

Он родился в 1923 году в деревне Могутово Молоковского района, которая стоит на высоком левом берегу тихой Могочи (не отсюда ли название селения?). Михаил окончил начальную школу в родной деревне, а затем учился в средней школе в селе Молокове, которое тогда ещё не было райцентром.

Время его призыва в Красную Армию совпало с началом войны. В действующей армии Михаил оказался в мае 1942 года, пройдя учёбу на артиллерийских курсах. 254-я стрелковая дивизия полковника Павла Батицкого, будущего Маршала Советского Союза, к этому времени прошла через тяжёлые бои под Старой Руссой и способствовала окружению немецкой группировки под Демянском.

Немцам удалось пробить 8-километровый «рамушевский коридор», соединявший окружённый корпус с их 16-й армией. Поскольку 254-я дивизия находилась у входа в этот коридор на его северном фасе, то ей приходилось и противостоять продвижению войск противника, и отражать многочисленные атаки врага по расширению коридора. Один из таких боёв произошёл в сентябре 1942 года на участке 936-го стрелкового полка, где воевал Михаил Корнилов. Когда нашим удалось отбить у врага выгодный рубеж и закрепиться на нём, противник через несколько дней перешёл в контратаку, пытаясь восстановить положение. Полк сумел удержать рубеж, и в этом бою дивизия обрела первого Героя Советского Союза, которым стал пулемётчик Семён Завьялов.

В октябре фашисты ввели крупные резервы и вновь попытались отбросить 254-ю дивизию с занимаемого ею рубежа. Вплоть до 23 января 1943 года она успешно обороняла этот один из важнейших участков фронта, не позволив врагу соединить его демянскую группировку со старорусской. В конце января дивизия перешла на восточный участок рамушевского коридора, получив задачу участвовать в его прорыве. На демянском плацдарме у противника оборонялись уже 15 дивизий, немцы создали сплошной фронт траншей, оборудованных в две-три линии на каждой позиции и несколько таких позиций в глубине обороны. 15 февраля 254-я стрелковая дивизия перешла в наступление, и вскоре соединения Северо-Западного

ронта ликвидировали демянский плацдарм. В мае дивизия походным порядком вышла в район станции Едрово западнее Бологого и была включена в состав 52-й армии, которую передали в резерв Ставки.

В начале лета 254-ю дивизию перебросили под Воронеж, где она два месяца готовилась к предстоящим боям, оставаясь в резерве даже во время Курской битвы. Когда 24 августа был взят Харьков, и войска Воронежского фронта начали освобождение Левобережной Украины, то 4 сентября она перешла в наступление в районе Зенькова в Полтавской области и взяла этот город. 17—18 сентября дивизия приняла участие в освобождении известных нам по произведениям Гоголя Сорочинцев и Миргорода, а к вечеру 26 сентября вышла к Днепру в районе Черкасс.

Здесь ширина Днепра достигала 420 метров, а глубина — от 1,5 до 8 метров. Западный берег значительно господствовал над восточным, имел крутые, почти отвесные скалы. На нём еще до подхода наших войск гитлеровцы построили глубоко эшелонированную и сильно укреплённую оборону, имевшую систему траншей, дзотов, опорных пунктов и узлов обороны, подготовили многослойный ружейно-пулемётный и миномётно-артиллерийский огонь. Низменный левый берег гитлеровцы превратили в выжженную зону, особенно тщательно стараясь уничтожить всё, что могло быть использовано для строительства переправы через реку.

Частям 254-й дивизии предстояло форсировать Днепр напротив устья Роси. Своих штатных переправочных средств они не имели, а армейские средства были очень малочисленны и незначительны по грузоподъёмности. Сразу же по выходу в исходный район начались поиски необходимых для переправы материалов. Из найденных брёвен, досок, ворот, дверей, бочек строили плоты, лодки ремонтировались и дооборудовались.

Ближайшей задачей дивизии было овладение узлом обороны противника в селе Крещатик. В ночь на 30 сентября без артиллерийской подготовки в целях сохранения внезапности её передовые отряды начали форсирование Днепра. Противник, обнаружив их, открыл сильный артиллерийско-миномётный огонь. Но наши бойцы уже высаживались на западном берегу, уничтожали противника в траншеях и к утру захватили плацдармы, необходимые для высадки главных сил полков.

1 октября сержант Михаил Корнилов вместе с расчётом орудия переправился через Днепр на плоту в составе штурмовой группы. Заняв выгодную огневую позицию, его расчёт тут же вступил в бой с гитлеровцами. Удалось уничтожить две пулемётные точки и два орудия противника,  а также до взвода пехоты, дав тем самым возможность следующим подразделениям переправиться и выбить фашистов из траншей.

Дальнейший бой частей дивизии на западном берегу происходил в очень тяжёлых для них условиях. Мощный огонь противника, контратаки крупных сил пехоты и танков сдерживали продвижение. Снабжение боеприпасами значительно затруднялось недостатком переправочных средств, восстанавливать которые было уже не из чего.

В бою 8 октября огнём в упор Михаил Корнилов остановил контратаку противника численностью до батальона, подбил два танка, а остальных вынудил отступить. После того, как его орудие было подбито, и сержант остался в живых один из всего расчёта, он уничтожил огнём из автомата ещё свыше 20 гитлеровцев.

Проведя предварительную подготовку, 254-я стрелковая дивизия начала 16 октября штурм обороны противника в Крещатике и к утру овладела селом. В одной из схваток наш земляк был тяжело ранен и вывезен в ближний тыл. 5 ноября он скончался в госпитале от полученных ран и был похоронен в селе Цветове Зеньковского района Полтавской области.

22 февраля 1944 года сержанту Михаилу Семёновичу Корнилову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Молоковцы трепетно хранят память о земляке-герое. Его именем названы улица и площадь в районном центре, установлена мемориальная доска на здании школы, где он учился, в музее создана хорошая экспозиция. Имя героя на слуху у земляков, и любой старший школьник в Молокове без запинки расскажет о его детстве и фронтовом пути.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Надёжная помощь наземным войскам

Павел Михайлович Круглов

Боевая деятельность лётчика-бомбардировщика Павла Круглова делится на два очень не равных этапа. Первый вылет на штурмовку врага он сделал 10 июля 1941 года с аэродрома Мигалово, что на окраине Твери, а уже через неделю при выполнении очередного боевого задания получил тяжёлое ранение и почти год пролежал в госпитале. Зато с летних боёв 1942 года до самой Победы, которую наш земляк встретил в Берлине, судьба хранила его.

Павел Михайлович Круглов родился 17 августа 1918 года в селе Молокове, нынешнем райцентре Тверской области. С началом коллективизации семья переехала в 1929 году в верхневолжский город Рыбинск. Павел окончил  здесь восемь классов школы № 3 им. Ломоносова, затем работал шлифовальщиком-лекальщиком на только что созданном механическом заводе, выпускавшем и ремонтировавшем строительную технику первого каскада гидроэлектростанций на Волге. Впоследствии он стал известен как «Волжский машиностроительный завод» и изготавливал оборудование для атомных электростанций. Параллельно Павел учился в Рыбинском аэроклубе и, когда настало время идти в армию, он вполне закономерно оказался в Пермской военной авиационной школе пилотов, окончив её в 1938 году. Уже следующим летом ему довелось участвовать в боях с японцами на монгольской реке Халхин-Гол.

Великая Отечественная война застала Круглова на Западном фронте, и почти сразу же он, как сказано выше, был тяжело ранен в бою. После излечения вся боевая жизнь нашего земляка оказалась связана с 567-м штурмовым авиационным полком.

В начале своего боевого пути этот полк действовал в составе 205-й штурмовой авиадивизии полковника Евгения Савицкого, будущего маршала авиации и дважды Героя Советского Союза. 25 августа 1942 года группа в составе 9 штурмовиков, ведомая замкомандира эскадрильи младшим лейтенантом Кругловым, получила задание нанести удар по немецкому аэродрому в городе Старый Оскол, у границы Белгородской и Курской областей. Низкая облачность и дождь затрудняли ориентировку, на подходе к цели группу встретил сильный огонь зенитной артиллерии, но Павел Михайлович точно вывел штурмовики на цель и атаковал аэродром. Вражеские боевые машины не успели подняться в воздух, в результате были уничтожены 43 самолёта и склад горючего.

В ноябре 1942 года полк передали в состав 227-й штурмовой авиадивизии, действовавшей на смежном участке Брянского фронта. 15 ноября в районе Старого Села шестёрка штурмовиков, возглавляемая Кругловым, разгромила автоколонну врага на марше, уничтожив 28 автомашин с гитлеровскими солдатами. Через несколько дней его группе удалось нанести удар по аэродрому в Курске, в результате чего было уничтожено на земле 8 самолётов.

В дальнейшем 567-й авиаполк действовал на Воронежском фронте. Штурмовики эскадрильи Павла Круглова в ходе Курской битвы принимали участие в освобождении Орла, Курска, Севска, а затем — Конотопа, Нежина, Чернигова. Особенно они отличились во время форсирования Днепра. 77-я гвардейская стрелковая дивизия, получившая за освобождение Чернигова почётное наименование «Черниговская», переправившись через Днепр, начала штурм сильно укреплённой обороны врага, взломать которую без участия штурмовой авиации было невозможно. Круглов повёл свою эскадрилью на помощь и, уничтожив основные огневые точки врага, способствовал продвижению дивизии вперёд. 5-я рота 218-го стрелкового полка этой дивизии вошла в историю Великой Отечественной войны как «рота Героев». За подвиги в битве за Днепр её командир гвардии лейтенант Медик Магерамов и пятнадцать бойцов были удостоены звания Героя Советского Союза. Кроме того, во всей Советской Армии только 77-я гвардейская дивизия имела к концу войны в своём составе «батальон Славы», в котором все воины, живые и мёртвые, были награждены за Висло-Одерскую операцию орденами Славы.

Важную помощь оказала эскадрилья Павла Круглова в битве за Днепр в районе Чернобыля и 12-й гвардейской стрелковой дивизии. Части дивизии под командованием гвардии полковника Дмитрия Малькова с ходу форсировали Десну, освободили Любеч, вышли к Днепру и форсировали его 26—29 сентября 1943 года. Овладев плацдармом на правом берегу, дивизия испытала на себе мощные контратаки врага. Фашисты сосредоточили здесь танки и самоходные орудия и попытались опрокинуть наши переправившиеся передовые части в Днепр. Положение создалось угрожающее, и тогда 24 штурмовика, ведомые комэском Кругловым, нанесли сильный удар по боевой технике и живой силе врага, уничтожив 6 танков, 2 самоходных орудия и около роты фашистов. Контратакующая группа гитлеровцев была рассеяна, и в результате 12-я гвардейская стрелковая дивизия не только сохранила плацдарм, но и расширила его. Комдив Дмитрий Мальков был удостоен за умелое командование звания Героя Советского Союза.

При дальнейшем наступлении наших войск на этом участке фронта в трудном положении оказались в районе села Бересток 145-я стрелковая дивизия и 7-й гвардейский мотомеханизированный корпус. И в этом случае Круглов и лётчики его эскадрильи своевременно пришли на помощь пехоте. Сделав восемь заходов на цель, они подавили вражескую артиллерийскую батарею, подбили 5 танков, уничтожили 10 автомашин с грузом, около роты пехоты и сорвали сильную вражескую атаку. На последнем заходе самолёт Круглова получил повреждение, но пилот сумел дотянуть до своей территории и удачно произвести посадку.

В ходе Чернигово-Припятской операции 3—15 октября 1943 года шли кровопролитные бои на правом берегу Припяти, в районе посёлка Янов. Круглов, ведя группу из четырёх самолётов,  атаковал отступающую автоколонну противника и уничтожил 5 танков, 3 орудия и до роты пехоты врага. В посёлке в память о боях расположен мемориал, где похоронены погибшие воины-освободители. Эта территория оказалась в 1986 году в зоне отчуждения после аварии на Чернобыльской АЭС. В связи с радиационным загрязнением жителей посёлка Янов сразу же отселили. Из-за невозможности проведения эффективной дезактивации большинство зданий было разрушено и захоронено, а сам посёлок в 2003 году снят с учёта.

Судя по документам, за всё время напряжённых боёв эскадрилья Круглова не имела ни одной потери. За умелое командование и результативность боевых вылетов капитан Павел Круглов был награждён к весне 1944 года двумя орденами Красного Знамени, а в мае того же года назначен штурманом полка.

В этот период была сформирована под командованием полковника Владимира Белоусова 198-я штурмовая авиадивизия, и 567-й полк перевели в неё. С 7 июля 1944 года дивизия приняла участие в стратегической операции «Багратион» в составе 6-го штурмового авиакорпуса генерал-майора Бориса Токарева. В начале августа корпус был выделен для поддержки 8-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Ивана Чистякова (уроженец Кашинского района Тверской области), начавшей в эти дни  форсирование Вислы в районе Магнушёва. За успешные действия этих в боях на подступах к Висле корпусу было присвоено почётное наименование «Люблинский».

К октябрю 1944 года капитан Круглов совершил 130 боевых вылетов на штурмовку военных объектов на переднем крае и в тылу противника, провёл 28 воздушных боёв с вражескими истребителями, уничтожил 9 самолётов и много боевой техники. 7 октября 198-я  дивизия, включая 567-й авиаполк, перебазировалась на аэродром Вышкув, в 20 км от линии фронта. Её действия высоко оценивались командованием наземных войск. Командующий 65-й армией генерал-полковник Павел Батов издал следующий приказ: «В течение 7—9 октября, несмотря на неблагоприятные метеоусловия, 198-я шад полковника В.И. Белоусова оказала большую помощь войскам 65-й армии, ведущим тяжёлые и упорные бои с крупными силами противника на западном берегу реки Нарев в районе южнее Пултуска. В трудных условиях лётчики непрерывно уничтожали скопления танков, пехоты и технику противника, проявляя при этом мужество и прекрасное знание своего дела. Приказываю: за боевые действия и оказанную помощь войскам 65-й армии в упорных и тяжёлых боях с крупными силами танков и пехоты противника в районе южнее Пултуска всему личному составу 198-й шад объявить благодарность».

За отличия в боях 15—17 января 1945 года за освобождение Варшавы в начавшейся Варшавско-Познанской наступательной операции 198-й штурмовой авиадивизии получила почётное наименование «Варшавская».

23 февраля 1945 года капитану Павлу Михайловичу Круглову было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 5968).

День Победы наш земляк встретил вместе с однополчанами в Берлине, совершив к этому времени 189 боевых вылетов. Его 567-й штурмовой авиаполк получил за успешные боевые действия в Берлинской операции почётное наименование «Берлинский».

После войны Павел Михайлович продолжил службу в армии и в 1946 году окончил Военную школу высшей летной подготовки, но в том же году вышел в запас. Он жил в Подмосковье, в Пушкинском районе, ещё почти полвека, часто встречался со школьниками и личным составом дислоцировавшихся поблизости воинских частей. Его имя ещё при жизни Героя носил пионерский отряд в одной из школ города Пушкино. Наш земляк скончался 16 февраля 1993 года и похоронен, как удалось установить, на Рахмановском кладбище посёлка Ашукино, возле храма Скорбященской иконы Божией Матери. Похороны Героя были достойными6 молодые воины несли гроб на руках, процедура захоронения сопровождалась залпами траурного салюта.

В 2009 году  в Ашукине открыт также храм во имя святого благоверного князя Александра Невского, располагающийся на территории Софринской бригады оперативного назначения Внутренних войск МВД России. Доступ в него открыт всем желающим. В трёх километрах от Ашукина находится усадьба-музей Мураново, принадлежавшая великому поэту Фёдору Тютчеву. А те, кто не только смотрел фильм «Место встречи изменить нельзя», но и читал его литературную основу — роман братьев Вайнеров «Эра милосердия», помнят, что Отдел по борьбе с бандитизмом во главе с легендарным Глебом Жегловым отправлялся «на картошку» именно в Ашукино.

В 2006 году скончалась Валентина Николаевна Круглова, жена Героя, и ухаживать за могилой стало некому. Родственники, проживающие далеко от этих мест, обратились в Пушкинский райвоенкомат — и шефство над захоронением взяла Ашукинская школа, где действует поисковый отряд «Романтик» под руководством Виктора Габренаса. В 2013 году отряду присвоено имя генерала Юрия Шаталина, бывшего командующего Внутренними войсками МВД СССР. Ребята — члены отряда ведут поиски останков наших воинов и их перезахоронение, в том числе в Тверской области. Молоковским школьникам есть с кем дружить.

Имя Героя Советского Союза Павла Круглова высечено на памятнике на Аллее Славы в Рыбинске.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Ценою жизни

Сергей Александрович Кукунин

Курская битва началась в 2 часа 20 минут 5 июля 1943 года мощной артиллерийской подготовкой советской артиллерии, упредившей подготовленное немцами наступление, и оно началось уже не столь неожиданно. К этому решающему сражению СССР и Германия готовились несколько месяцев. Советское командование сосредоточило на курском направлении 1 миллион 336 тысяч солдат и офицеров, а немецкое — свыше 900 тысяч. Всего же в Курской битве за полтора месяца с обеих сторон участвовало более 4 миллионов человек, свыше 69 тысяч орудий и миномётов, более 13 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок, 12 тысяч самолетов. Битва продолжалась 50 дней на территории семи областей России и Украины.

На правом фланге битвы сражалась 11-я гвардейская стрелковая дивизия, входившая в состав 11-й гвардейской армии генерала Ивана Баграмяна. В действующей армии она находилась с 5 января 1942 года, сначала ведя наступательные и оборонительные бои на Гжатском направлении. 14 августа дивизия заняла оборону на реке Жиздре в Калужской области и в течение нескольких дней отражала атаки двух немецких танковых дивизий. 18 августа враг прорвал нашу оборону. В окружение попали два батальона, был разгромлен штаб дивизии. От дальнейшего разгрома это соединение спас контрудар нашего 9-го танкового корпуса и 326-й стрелковой дивизии. С сентября 1942 года до начала февраля 1943 года 11-я стрелковая дивизия занимала оборону южнее реки Жиздры в Ульяновском районе Калужской области. Во всех этих боях участвовал с июня 1942 года наш земляк гвардии рядовой Сергей Кукунин.

Он родился в 1898 году (в наградном листе обозначен 1899-й год) в деревне Высоково, что расположена в Молоковском районе, в четырёх километрах восточнее районного центра. Рано лишившись отца, Сергей помогал матери, каждое лето уходил в подпаски. В своём стрелковом батальоне он был одним из самых опытных бойцов: воевал ещё в Гражданскую войну у Будённого, был ранен. После окончания Гражданской войны Сергей вернулся на родину, женился, в семье росли трое детей.

В 1935 году, тяжело заболев, умерла жена, и Сергей Александрович переехал с малыми детьми к родственникам в город Сталиногорск (нынешний Новомосковск) Тульской области, устроился на работу на химический комбинат.

Осенью 1941 года немцы подошли к городу и вскоре заняли его. Кукунин вместе с другими заводчанами вступил в ополчение, освобождал Сталиногорск, а в 1942 году ушёл на фронт. В  начале лета пулемётчик Кукунин принял боевое крещение в составе 40-го стрелкового полка 11-й гвардейской стрелковой дивизии. За отличие в боях он был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени, после ранения лечился в одном из уральских госпиталей, а затем вернулся в родной полк.

В разгар боёв Курской битвы его дивизия перешла в запланированное наступление. Стрелковый батальон старшего лейтенанта Омельянчука, в котором служил Кукунин, получил боевой приказ прорвать оборону противника в Ульяновском укреплённом районе и овладеть деревней Старица Калужской области, обеспечив тем самым продвижение частей дивизии. На рассвете 12 июля его батальон атаковал гитлеровцев, но первоначально успеха не имел. Выдвинувшись со своим пулемётом вперёд, Кукунин метким огнём «максима» расчищал путь пехоте. В наградном листе написано: «Всего в этом бою отважный пулемётчик уничтожил около 100 гитлеровцев». Но и при повторной атаке удалось захватить только первую траншею противника, который, подтянув резервы, перешёл в контрнаступление.

Наша решительная атака вынудила немцев остановиться, а затем отступить. Вклинившись в оборону противника, бойцы батальона подошли к окраине деревни. Оставалось преодолеть последнюю траншею. Но дальнейшее продвижение задержал пулемётный огонь из вражеского дзота. Рота залегла. Кукунин, оставив у своего пулемёта второго номера, ползком и перебежками подобрался к дзоту и метнул в амбразуру противотанковую гранату. Её взрывом разметало верхнюю часть сооружения, но огневая точка продолжала действовать. Кукунин бросил вторую гранату — последнюю, но пулемёт не умолкал. Тогда красноармеец бросился вперёд и упал на амбразуру, закрыв её своим телом. Только тогда вражеский пулемёт замолчал, а наш батальон в стремительной атаке овладел деревней.

«Своим благородным подвигом Кукунин, пожертвовав жизнью, обеспечил успешное выполнение поставленной перед частью боевой задачи», — читаем мы в наградном листе, хранящемся в Центральном архиве Министерства обороны РФ.

Комдив-11 гвардии генерал-майор Иван Федюнькин немедленно позвонил командующему армией гвардии генерал-полковнику Ивану Баграмяну, доложив о выполнении боевой задачи и о подвиге рядового Кукунина. Маршал Баграмян писал впоследствии в своих воспоминаниях: «Я держал телефонную трубку так, чтобы все, кто был на командном пункте, узнали, о чём говорил командир дивизии. Слушали его, обнажив головы... Я приказал представить пулемётчика С.А. Кукунина к званию Героя Советского Союза». Отважного воина похоронили в братской могиле в селе Ефимцево Ульяновского района.

4 июня 1944 года гвардии красноармейцу Сергею Александровичу Кукунину посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

На его родине в деревне Высоково Молоковского района обозначено памятное место, где стоял дом, в котором родился и жил Герой Советского Союза Сергей Кукунин. Школе № 5 города Новомосковска и бригаде химического комбината, где он работал, присвоено имя Сергея Кукунина, на предприятии учреждена премия его имени, оформлен стенд в его честь. Его имя высечено также на памятнике тулякам — Героям Советского Союза. А в 1964 году в Новомосковске возникла и разрослась новостройками большая и красивая улица Кукунина, ведущая к лесопарку. На доме № 2 по этой улице установлена мемориальная доска. Все трое детей Сергея Александровича — Антонина, Анна и Александр — многие годы работали, как и отец, на Новомосковском азотном комбинате. Вместе с представителями комбината они ездили на место боёв и установили мраморную плиту на могиле отца-героя.

Молоковские школьники будут желанными гостями не только в Новомосковске и в Калужской области, но и в московской школе № 706, где действует Музей боевой славы 11-й гвардейской Городокской стрелковой дивизии.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Служили два товарища-героя

Виктор Александрович Лебедев

Есть судьбы Героев Советского Союза, которые как бы не даются в руки исследователю. Причём не удаётся точно установить даже год их рождения, обстоятельства и точное место гибели и другие основные факты. Всё это впрямую относится к нашему земляку Виктору Александровичу Лебедеву.

Он родился в деревне Дубровке нынешнего Молоковского района, возле старинного и богатого села Деледина, где сейчас земляки восстанавливают величественный Спасский храм — центр духовной силы здешней округи. Относительно года рождения Виктора Лебедева существуют две печатные версии. Согласно одной из них, он появился на свет в 1923 году, и это вроде бы подтверждается годом поступления после окончания Делединской семилетки в Ленинградский электросварочный техникум — 1938-м. Но в справочниках присутствует и другая дата — 1918-й год. Зато мне удалось установить день и месяц рождения — 6 мая.

О его военной службе до дней совершения подвига также известно мало.

В октябре 1941 года Виктора призвали в Красную Армию (откуда: из Молокова, из Ленинграда?). В боях с врагом он участвовал с мая 1942 года, но в составе какого полка и какой дивизии, мне выяснить не удалось. Если предположить, что весь свой боевой путь он прошёл вместе с 936-м полком 254-й стрелковой дивизии, где был представлен в 1943 году к званию Героя Советского Союза (а других данных у нас нет), то получается, что он служил всё это время в одном полку с другим молоковцем — Михаилом Корниловым, воевавшим в этой части также с мая 1942 года. И Героем Советского Союза Корнилов стал, совершив подвиг при форсировании Днепра в те же дни в составе того же полка.

254-я дивизия храбро сражалась в начале войны под Старой Руссой, больше года блокировала немецкую группировку на Демянском плацдарме севернее Селигера, а затем участвовала в её разгроме. Известно, что рядовой Лебедев был ранен в сентябре 1942 года. Если он воевал в это время в 936-м стрелковом полку, то полк действительно вёл тогда непрестанные бои в районе узкого «рамушевского коридора», через который окружённые части гитлеровцев сообщались с 16-й армией своих основных сил.

После излечения в госпитале Виктор Александрович вернулся на фронт. Возвращались обычно в свои части, поэтому и можно предполагать, что до ранения Лебедев служил именно в 936-м стрелковом полку. Но всё это предположения, хотя и небеспочвенные, а нужны факты. Может быть, их знают молоковские краеведы?..

Когда 254-я дивизия в составе 52-й армии вышла в конце сентября к широкому здесь Днепру, на подготовку к переправе ей дали всего трое суток. А ведь сильно укрепленный западный берег защищали очень крупные силы немецких войск. Когда Гитлер утверждал, что «скорее Днепр потечёт обратно, нежели русские преодолеют его», он не столько преувеличивал надёжность этого мощного оборонительного рубежа своих войск, сколько недооценивал возможности наших войск, их воинское мастерство, мужество и волю. И советские войска показали эти качества.

Командный состав 254-й дивизии и её частей, получив приказ на форсирование реки и проведение рекогносцировки по уточнению мест переправ и боевых задач, усиленно занялся формированием передовых отрядов стрелковых полков, которые, согласно замыслу, должны были форсировать реку одновременно. Действуя в составе усиленных батальонов, они должны были овладеть плацдармами на западном берегу и удержать их до высадки основных сил. От действия этих десантов зависел успех форсирования Днепра всей дивизией. Главная проблема состояла в том, что подготовленных плавсредств не хватало для обеспечения переправы всех отрядов одним броском. Возвращение плотов и лодок на восточный берег и второй рейс других сил десанта проходили под губительным вражеским огнём.

В ночь на 30 сентября десантники начали форсирование Днепра. Противник открыл по ним сильный артиллерийско-миномётный огонь, но передовые подразделения отрядов успели высадиться без заметных потерь, ворвались в первую траншею противника, подавили его огонь и стали обеспечивать высадку главных сил отрядов. Плацдармы были захвачены, и уже 2 октября дивизия полностью переправилась на западный берег. Исключение составлял 791-й артиллерийский полк, тяжёлые орудия которого не могли быть переправлены на имевшихся подручных средствах.

Первыми, кто скрытно форсировал 1 октября Днепр и обеспечивал успешные действия передовых отрядов, были разведчики. Так, задачу разведки переднего края обороны противника на западном берегу реки выполнили разведчики 936-го полка, в составе которых особый героизм проявил наш земляк красноармеец Виктор Лебедев. В бою за плацдарм он вёл разведку целей, а когда во время возвращения разведывательной группы после выполнения задачи к месту прежней высадки противник открыл сильный пулемётный огонь по переправлявшемуся через Днепр передовому отряду полка, он, используя складки местности, скрытно подполз к позиции пулемётного расчёта врага и уничтожил его гранатой, обеспечив тем самым переправу отряда. В дальнейшем, участвуя в отражении контратак противника, Лебедев двумя противотанковыми гранатами уничтожил вражеский танк и скосил из автомата более 15 гитлеровцев.

Надо сказать, что именно в этот день и в этом месте переправлялся вместе с расчётом своей «сорокапятки» его земляк сержант-артиллерист Корнилов. Его орудие, переправленное на западный берег, нанесло серьёзнейший урон немцам, а сам Михаил Корнилов, как и Виктор Лебедев, был представлен к званию Героя Советского Союза. Герои-однополчане получили это звание одним Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 года, и оба — посмертно. Михаил Корнилов был тяжело ранен при освобождении села Крещатик в середине октября и скончался от ран 5  ноября, а Виктор Лебедев успел поучаствовать в Черкасской наступательной операции.

К началу этой операции численность каждой из стрелковых дивизий 52-й армии генерала Коротеева была доведена до 6000 человек. Перед фронтом армии оборонялись части четырёх немецких пехотных дивизий и танковой дивизии СС «Викинг». Надо отметить, что армию оставили без резервов и какой бы то ни было авиационной поддержки. Главный удар наносился силами 254-й дивизии, в которой воевал разведчик Виктор Лебедев, на 8-километровом участке северо-западнее Черкасс — вновь с форсированием Днепра и захватом плацдарма. В дальнейшем предполагалось разгромить во взаимодействии с авиадесантной группой и партизанами черкасскую группировку войск противника и в ночь на 14 ноября овладеть Черкассами.

Наступление 52-й армии началось в ночь на 13 ноября. Форсирование реки удалось сразу только 933-му полку 254-й дивизии, сумевшему захватить плацдарм, который за пять дней боёв удалось расширить до 16 километров по фронту и 9 километров в глубину, и 18 ноября закончился первый этап Черкасской операции.

20 ноября армия предприняла первую попытку штурма Черкасс. Танковый десант даже ворвался на окраину города, но к концу дня части 52-й армии были отброшены на исходные позиции. В этот день в бою за Черкассы разведчик Виктор Лебедев погиб, и его тело осталось в городе, по-прежнему захваченном врагом. Это дало основания считать героя «без вести пропавшим», а такая формулировка выглядела очень подозрительной в глазах карающих органов. Впрочем, представление нашего земляка к званию Героя Советского Союза не было отозвано, что стало редким исключением из печального правила, и высокое звание было присвоено ему посмертно.

На следующий день 52-я армия решением Ставки Верховного главнокомандования была усилена пехотной и воздушно-десантной дивизиями и танковой бригадой, а также наконец-то получила массированную авиационную поддержку. Сама же она была чрезвычайно ослаблена предыдущими боями. Так, 254-я дивизия, в составе которой за два дня до этого погиб Виктор Лебедев, насчитывала всего 1210 человек, потеряв за предыдущую неделю 80% личного состава. В ночь на 22 ноября армия приступила к новому штурму Черкасс, и снова без успеха. Город удалось взять в тяжелейших уличных боях только 14 декабря 1943 года. Конечно, тело нашего земляка не было найдено.

Сотни солдат и офицеров 254-й стрелковой дивизии были награждены орденами и медалями, а сама она получила почётное наименование «Черкасская». Личному составу дивизии приказом Верховного главнокомандующего была объявлена благодарность за доблесть и мужество, проявленное в боях за освобождение Черкасс.

На здании Делединской школы в Молоковском районе, где учился Герой Советского Союза Виктор Лебедев, укреплена мемориальная доска. Наверное, было бы справедливо установить подобный памятный знак и в украинском городе Черкассах, в бою за освобождение которого наш земляк отдал свою жизнь и в котором остался навсегда.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Плацдарм под Чернобылем

Алексей Владимирович Макалов

В сентябре 1939 года в Ржеве была сформирована 138-я стрелковая дивизия, которая участвовала в «зимней войне» с Финляндией, а в Великой Отечественной войне прикрывала отход 51-й армии из Крыма через Керченский пролив в мае 1942 года.

Доукомплектовавшись после боёв в Крыму, дивизия под командованием полковника Ивана Людникова, будущего Героя Советского Союза, 15-го июля заняла оборону по левому берегу Дона, а затем под ударами превосходящих сил противника с боями отходила к Сталинграду, где вошла в состав 62-й армии и заняла оборону на заводе «Баррикады». 11 ноября она была отрезана от частей армии на небольшом участке сталинградской земли — 700 метров по фронту и 400 метров в глубину. Насчитывая всего 500 человек личного состава, дивизия 40 суток сражалась в окружении и выстояла. Этот плацдарм вошёл в историю Великой Отечественной войны под названием «Остров Людникова». Когда 62-я армия перешла в наступление, её поддержала и 138-я дивизия, которая расширила плацдарм и соединилась с 95-й дивизией. За мужество, стойкость, воинское мастерство и героизм личного состава дивизия была переименована в 70-ю Краснознамённую гвардейскую стрелковую.

С мая 1943 года в составе 203-го гвардейского стрелкового полка этой дивизии воевал наш земляк Алексей Макалов. Алексей Владимирович родился 23 февраля 1923 года в деревне Карельский Городок Молоковского района, стоящей на берегу небольшой речки Мелечи. В 1932 году (по другим данным, в 1936) семья переехала в город Рыбинск Ярославской области, где Алексей окончил семь классов и стал работать токарем на заводе полиграфических машин.

В Красную Армию его призвали в марте военного 1942-го года. Несколько месяцев шла боевая учёба, а в августе Алексей принял первый бой на подступах к Сталинграду, в районе станицы Котлубань.

После победного завершения Сталинградской битвы 70-я гвардейская стрелковая дивизия прибыла под город Фатеж Курской области и приступила к оборудованию рубежа обороны и пополнению личным составом и техникой, а 4 мая вошла в состав 13-й армии. В командование ею вступил гвардии полковник Иван Гусев.

В начале июля началась грандиозная битва на Курской дуге. Отражение десятков немецких атак в районе Самодуровки и Ольховатки, собственные контратаки, отход исходные позиции — из этого складывались действия дивизии на первом этапе Курской битвы. И вместе с товарищами по оружию на этом рубеже отважно сражался командир отделения роты противотанковых ружей гвардии сержант Алексей Макалов. Потеряв за неделю боём около 500 танков и 42000 солдат и офицеров, немцы 12-го июля прекратили попытки прорваться к Ольховатке.

А через три дня войска Центрального фронта перешли в контрнаступление. За мужество, героизм и стойкость в обороне 70-я гвардейская стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, а личный состав получил благодарность верховного главнокомандующего. Развивая наступление, дивизия освободила 28 августа первое украинское село Эсмань, а потом и старинный город Глухов, за что ей было присвоено почётное наименование «Глуховская». Форсировав Сейм и взяв Батурин и Городище, она вышла к Бахмачу и 9 сентября освободила город, за что была награждена вторым орденом Красного Знамени.

Форсировав Десну, дивизия 19-го сентября вышла севернее Киева к Днепру, а в ночь на 23 сентября её полки переправились через эту великую реку. 203-й стрелковый полк форсировал Днепр напротив устья Припяти. Командир отделения Макалов с семью бойцами преодолели на лодках эту большую водную преграду и захватили небольшой плацдарм на правом берегу. Удерживая его в течение дня, они обеспечили переправу других подразделений полка.

Следующей ночью, выполняя боевой приказ, отделение противотанковых ружей гвардии старшего сержанта Макалова форсировало вместе с автоматчиками реку Припять севернее Чернобыля. Проводя разведку, отделение вышло в немецкие тылы и атаковало обоз, уничтожив автомашину с грузом и захватив пять повозок с боеприпасами.

В течение ночи на плацдарм переправились и прочно закрепились другие подразделения. В боях на припятском плацдарме Макалов, прикрывая переправу, подбил танк и танкетку. Когда боезапас к противотанковому ружью закончился, Алексей бил по врагу из автомата. Заменив выбывшего из строя командира роты автоматчиков, он поднял бойцов в атаку и удержал позицию. После этого боя наш земляк стал командиром отделения разведки в своём полку.

16 октября 1943 года гвардии старшему сержанту Алексею Владимировичу Макалову было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 2755).

А бои за удержание плацдарма на Припяти продолжались. 12-го ноября 70-я гвардейская стрелковая дивизия, совершив 150-километровый марш в район Брусилова, заняла оборону на рубеже Гнилец—Лисовка—Турбовка. Противник бросил сюда большие силы пехоты при поддержке танков дивизии СС «Мёртвая голова». Наши части отходили с боями и заняли оборону у Стремигорода. 20 декабря немцы направили против них до двух полков мотопехоты и танки дивизии СС «Адольф Гитлер».

Более двух месяцев 70-я дивизия стойко держала здесь оборону, а 11-го марта 1944 года была введена в бой за село Липовец и освободила его. Несмотря на распутицу и преодолевая сопротивление врага, она двигались к Виннице и вместе с 101-м стрелковым корпусом очистила город от гитлеровцев. За участие в освобождении Винницы дивизия была награждена орденом Богдана Хмельницкого II степени, а за успешные бои в весеннем наступлении на Западной Украине — орденом Ленина.

В июне 1944 года в одном из боёв на львовском направлении во время поединка с вражеским бронетранспортером Алексей Макалов был ранен и оказался в госпитале.

Дивизия в последующем в течение нескольких месяцев вела ожесточённые бои на юге Польши — в районе Кракова и Кросно. Алексей Владимирович после выздоровления вернулся в свой полк и участвовал в боях в Карпатах, Силезии, на Одере. 15 января 1945 года 203-й гвардейский стрелковый полк под командованием подполковника Николая Маслова перешёл в наступление в составе дивизии, переправился через реки Бяла Восточная и Дунаец, вышел к Висле и 12 февраля форсировал её. За эти успешные наступательные действия дивизия была награждена орденом Суворова II степени.

Форсировав 30-го апреля реку Одер, 70-я гвардейская стрелковая дивизия овладела крупным промышленным центром Чехословакии городом Моравска Острава, за что была награждена орденом Кутузова II степени. Лишь несколько соединений Советской Армии имеют на своих знамёнах 6 боевых орденов.

Утром 8 мая подвижная группа 101-го стрелкового корпуса, в которую вошла и 70-я дивизия, устремилась к Праге. Форсировав Мораву, на следующий день она вступила в столицу Чехословакии, где гвардии старший сержант Алексей Макалов и закончил свой боевой путь. 24-го июня 1945-го года на Параде Победы прошли пять воинов дивизии и пронесли по Красной площади её боевое знамя.

Алексей Владимирович Макалов после войны демобилизовался, жил в Рыбинске, работал инженером-нормировщиком в производственном объединении моторостроения, умер 22 февраля 1986 года, за день до своего 63-летия. Имя Героя высечено на памятнике на Аллее Славы.

Его вдова Зоя Васильевна с нежностью вспоминает годы их совместной жизни. Познакомились они в Рыбинске перед самой войной, а поженились после Победы, встретившись вновь, казалось бы, совершенно случайно, когда Зоя приехала в родной город просто в отпуск. Оказалось, эта встреча — навсегда. Зоя Васильевна улыбается: «Он совершенно неожиданно попросил выйти за него замуж. Я и не устояла. Он такой красивый был. Девушки за ним бегали, а замуж позвал почему-то меня… Я очень гордилась своим мужем, но не только потому, что он был героем. Для меня он просто был надёжной опорой, а для нашего сына — примером. Алёша никогда не хвастался своими званиями и наградами. После войны пошёл работать на завод. Участвовал в самодеятельности. Конечно, в жизни без сложностей не бывает, но мы прожили долгую и счастливую жизнь».В 1993 году 70-я гвардейская дивизия была расформирована на территории Украины, а боевые знамёна, награды и документы переданы в Мемориальный комплекс «Национальный музей истории Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.» в Киеве.

В.М. Воробьев, историк, краевед

Доктрина Огаркова

Николай Васильевич Огарков

По продолжительности пребывания в должности начальника Генерального штаба Маршал Советского Союза Николай Огарков занимает третью позицию за всю историю Вооружённых сил СССР и современной России после ещё двух маршалов: нашего земляка старичанина Матвея Захарова и освободителя Ржева Василия Соколовского. Такая должностная стабильность отнюдь не случайна, поскольку выдающийся стратег Огарков создал военную доктрину, которая опередила время.

Американские военные теоретики приняли и применяют её безоговорочно, слегка осовременив со стороны информационных технология, и до сих пор гадают, как она могла сложиться в голове сына крестьянина из тверского села. Наша военная мысль сильно пробуксовывает, но при этом отечественные теоретики и практики относятся к Огаркову с не меньшим уважением.

Кто же этот человек, заставивший Запад вздрогнуть и по-настоящему испугаться не от стучания башмаком по трибуне ООН, как Хрущёв, не от размещения ядерного оружия на Кубе, а от изложенной на бумаге, но готовой к реализации концепции действий СССР в условиях ядерного противостояния?

Николай Васильевич Огарков родился 30 октября 1917 года в селе Молокове, ныне центре одноимённого района Тверской области. Он попытался системно выстроить для себя планы на взрослую жизнь, окончив энергетический рабфак и намереваясь работать инженером. Но в 1938 году его призвали в армию и направили в Астраханское стрелково-пулемётное училище. Получив среднее военное образование, Огарков вслед за тем окончил в 1941 году Военно-инженерную академию им. В.В. Куйбышева.

В период Великой Отечественной войны он служил полковым инженером на Западном, а затем Карельском фронтах. На том же северном театре военных действий Николай Васильевич был последовательно помощником начальника штаба инженерных войск 32-й армии, помощником начальника оперативного отдела штаба инженерных войск Карельского фронта, дивизионным инженером 122-й стрелковой дивизии. На завершающем этапе войны Огарков вместе с этой дивизией сражался на 2-м и 3-м Украинских фронтах, участвовал в Балатонской и Венской операциях, а в марте 1945 года в боях в Венгрии был тяжело ранен. Его фронтовой путь безупречен, а профессионализм позволял решать сложные вопросы на уровне не только дивизии, но и фронта, как это бывало в Карелии и на Кольском полуострове.

Огаркову нравилось учиться, и это у него прекрасно получалось. В 1947 году он окончил оперативно-инженерный факультет Военно-инженерной академии, в 1959 году — Военную академию Генерального штаба, служил на ответственных штабных должностях в Прикрапатском, Приморском, Дальневосточном военных округах. В 1960-х годах командовал дивизией, затем был начальником штаба и заместителем командующего Белорусским военным округом, командующим войсками Приволжского военного округа.

С 1968 года местом его службы надолго стали высокие кабинеты Генерального штаба: первый заместитель начальника Генерального штаба; заместитель министра обороны СССР, председатель Гостехкомиссии СССР; в 1977—1984 годах — начальник Генерального штаба, первый заместитель министра обороны СССР. С назначением на эту должность он стал Маршалом Советского Союза.

28 октября 1977 года за большой вклад в дело развития и совершенствования советских Вооружённых Сил Николаю Васильевичу Огаркову было присвоено звание Героя Советского Союза (медаль «Золотая Звезда» № 11284).

Генсек Черненко передвинул начальника Генштаба, на всё имевшего собственное мнение и не собиравшегося прислушиваться к дилетантским мнениям престарелых членов Политбюро, на должность с понижением — главнокомандующего Западным направлением. С 1988 по 1992 год Николай Васильевич состоял в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны, а затем вышел в отставку. Конечно, 75 лет — серьёзный возраст, но дальнейшую его жизнь укоротило то, что делали с армией и военно-промышленным комплексом новые российские власти. Его сердца хватило только на два года:  23 января 1994 года маршал Огарков скончался.

В Москве на доме, в котором он жил, установлена мемориальная доска, а в Молокове земляки в 2004 году любовно отреставрировали родовой дом, и в нём теперь находится историко-краеведческий музей, носящий имя Героя Советского Союза, Маршала Советского Союза Николая Васильевича Огаркова.

Долгое время считалось, что решение о вводе советских войск в Афганистан накануне 1980 года было принято советским руководством единодушно. Но воспоминания некоторых партийных и военных деятелей показывают, что Огарков был категорически не согласен с этим. Главный военный советник Вооружённых сил Афганистана с советской стороны накануне Афганской войны генерал-лейтенант Горелов писал впоследствии: «Огарков всё время мне внушал, что порядка в Афганистане бомбами и снарядами мы не наведём. Решать этот вопрос надо только политическими методами».

За почти восемь лет руководства Генеральным штабом Огарков подготовил и провёл несколько крупнейших учений и манёвров на всех основных стратегических направлениях и с применением всех видов Вооружённых Сил, военно-научных и военно-промышленных органов. Крупнейшим стало оперативно-стратегическое учение «Запад-81» в сентябре 1981 года. По масштабам его сравнивали с крупными операциями Великой Отечественной войны. Здесь  впервые были опробованы автоматизированная система управления и некоторые виды высокоточного оружия. На следующий год было проведено учение «Щит-82», известное на Западе как «Семичасовая ядерная война».

Огарков уделял самое серьёзное внимание развитию теории управления стратегическими ядерными силами и противоракетной обороне, создал в Генеральном штабе центр оперативно-стратегических исследований.

Американские теоретики пишут о современной эпохе как о революции в военном деле, связанной с информационными технологиями. Её творцом обычно называют Эндрю Маршала, но если очистить с неё проамериканскую шелуху и оставить суть, то окажется, что автор концепции — начальник советского Генштаба в 1977—1984 годах маршал Николай Огарков. И американские специалисты прекрасно знают об этом. «Доктрину Огаркова», как они называют его систему взглядов на стратегию и его прогнозы развития военной теории и практики, они проанализировали досконально. Она включена на Западе в программу военных учебных заведений.

Огарков был выдающимся специалистом по организации обороны. Наверное, в немалой степени потому, что по базовому военному образованию он — военный инженер, окончивший два факультета Военно-инженерной академии. Ведь именно оборона помогает удержать имеющееся, сберегает и умножает силы для наступления.

А вот переход советской доктрины от обороны к возможному первому удару (это также теоретические разработки, проведённые под руководством Огаркова) поверг Запад в ужас, поскольку наш «вероятный противник» достоверно знал, что советские конструкторы разработали, а оборонная промышленность изготовила SS-20 — евростратегические ракеты, которыми можно было подавить сопротивление НАТО, не вступая в ядерный конфликт с США. В 1987 году на боевом дежурстве и в арсеналах СССР находились 650 ракет. Из них две трети были предназначены для уничтожения объектов в Европе и на Ближнем Востоке, а примерно одна треть — для уничтожения объектов в Азии и США.

Но это — дела минувших дней (практически все ракеты уничтожены по договору с США), а вот акцентирование Огарковым важности развитых систем командования, управления, вычисления, связи и разведки остаётся самым приоритетным и сегодня.

Доктрина Огаркова была проверена на деле не нами, а американцами — в 1991 году, в ходе операции многонациональных сил по освобождению Кувейта и разгрому иракской армии «Буря в пустыне» как части войны в Персидском заливе. Огарковская теория глубокой операции в данном случае была лишь модифицирована в части алгоритма управления применительно к ситуации и с учётом имевшихся ресурсов.

Маршал Советского Союза, участник Ржевской битвы Виктор Куликов, которого Николай Васильевич сменил на посту начальника Генерального штаба, писал в октябре 2012 года в статье, посвящённой 95-летию со дня его рождения, что к его заслугам «следует отнести создание главных командований войск Вооружённых Сил на стратегических направлениях, с подчинением флотов и войск ПВО — Западное, Юго-Западное, Южное, Восточное. Огарковская идея четырёх стратегических направлений не осталась забытой в ходе нынешней реформы Вооружённых Сил». А ведь идея была сформулирована им 30 лет назад.

Генерал-полковник Терещенко, служивший вместе с Огарковым более 30 лет, в том числе начальником штаба Западного направления, так характеризовал его в недавнем интервью: «Это был блистательный эрудит, восхищавший окружающих феноменальной памятью, огромной работоспособностью и интеллигентностью. К этим высоким качествам профессионального военного следует, конечно, добавить необыкновенно привлекательные человеческие черты маршала: коммуникабельность, внимательность к подчинённым, доброжелательность. И ещё. Николай Васильевич был не злопамятен, не мстителен, не мелочен. И, может быть, в первую очередь это объясняло то неподдельное, искреннее уважение, которым он пользовался в офицерском корпусе».

В.М. Воробьев, историк, краевед

 

Создано на Drupal